Юнна Володина: Весна—Лето 2008
Юнна Володина: Весна—Лето 2008

Другая крайность, в которую с нескрываемым удовольствием впал,
к примеру, Gonh Galliano — это «настоящий мужчина», со всеми пола-
гающимися «табаками» и «щетинами». Это же виденье оказалось
близко и шведам. Почти все они — начиная от Cheap Mondays — зарядили
свои коллекции изрядной долей тестостерона — суровые дровосеки,
гопнички в грубых ботинках или c джинсами заправленными в носки —
все они пышут крепким мужским здоровьем и агрессивной сексуаль-
ностью скандинавских лесничих.

Для тех, кому в силу физического или психо-соматического склада та-
кой образ ну никак не идет, модельеры в духе Filippa K сделали litghts
-version «мужика», более городскую, в которой главными доказатель-
ствами маскулинности является показная индифферентность к длине
брюк (они всегда оказываются короче принятой нормы), бесформен-
ность пуловеров и необъятность оправы очков, лучшими моделями
для которых могли бы стать советские инженеры.

Конечно, есть еще и Gucci, и Dolche&Gabbana, которые просто вывора-
чивают ручки сексуальности на максимум, и тут уже сразу понятно,
кто самец, кто мужчина-мечта, а кто «в шортиках». Есть также
позиция таких ребят, как бельгиец Walter van Beirendonck. Его фантас-
магорические костюмы с фрейдистским подтекстом и принты в духе
протеевского «добротизма» имеют общий заголовок sex-clown, будто
бы высмеивая всю эту суету вокруг вопросов пола.