Up & Down: Down
Как мы любим: Richard Kidd

Как мы любим

Текст: Витя Савельев, Роман Мазуренко

После не вербного, но выборного воскресенья русское коллективное бес-
сознательное тело ещё глубже погрузилось в обыденность и отказы-
вается заниматься тем, чего не существует: Будущим. Точнее, свет-
лой его частью. И тренды политические того и гляди загонят в сто-
йло все остальные тренды. «Потому что вокруг одни враги», – говорят
нам приторговывающие eblom в massmedia «народные избранники»
и ангажированные ими селебритиз. Наторговали на 64%, между
прочим. И даже те, кто вместо списка кандидатов изучал меню
в элитном общепите, удивились и расстроились. Как будто промах-
нулись мимо урны. Самое печальное, что возмущение этой статис-
тически ничтожной части населения продлится едва ли дольше эй-
фории болельщиков Зенита после финала российского чемпионата,
и ни во что осязаемое не выльется.

Разве что в виде принтов на майках в шахматную клетку с надписью
«Harry». В этой связи хочется обо всём забыть и обратиться к самой
космической и оторванной от земли формации – потреблению дорогих
и блестящих вещей. Потреблению эпохи суверенной демократии и гля-
нцевого занавеса, объединяющему модных пролетариев всех стран,
в противовес квазидемократическим механизмам, перекрывающим
воздух пролетариям немодным.

От грустных мыслей нас может спасти только утопия, потому
что само слово «утопия» оно как бы… «погружает»…
ну вы понимаете, о чём я.

Брошь, Yves Saint Laurent; винтаж,
1960; 33,320 рублей. Эта и последующие
вещи – Cara&Co