*
Слова: Вог един

Вог един

Текст: Александр Рымкевич

Однажды во время парижской недели моды я зашел поужинать в кафе
Beaubourg. Ровно половину первого этажа занимали работники студии
Yohji Yamamoto, праздновавшие успешное шоу. Со второго этажа,
где для меня нашлось место, был прекрасно виден их длинный стол
с Йоджи во главе. Сверху вечере выглядело еще более живописно.
В компании были почти исключительно японцы, одетые так же,
как и сам Ямамото: черные скульптурной формы брюки, белая руба-
шка и черный же мешковатый пиджак. Мне кажется, что на их столе
находилось только вино, вода и большие блюда с креветками.

Вероятно, это было не так, но мне в память врезались именно ярко-
розовые креветки, черные рукава и белые манжеты. Эти люди все де-
лали синхронно: ели, пили и почти не разговаривали. Ямамото сидел,
сложив руки, и смотрел в одну точку. Минут через двадцать
он встал, коротко попрощался с коллегами и покинул кафе.
После его ухода обстановка стала немного более раскованной,
но в ней все так же ощущался дух странного единства.

В нем было что-то от средневековой цеховой общности,
но еще больше это напоминало тайное собрание людей,
всецело приверженных какой-то великой идее.

Эти люди все делали синхронно: ели, пили
и почти не разговаривали.

Для моды традиционно характерна жесткая иерархическая схема
«учитель — ученики». Большинство дизайнеров постигали свое мастер-
ство у великих предшественников, но редко кто из них позволял учени-
кам иметь собственное мнение по какому-либо поводу.

Известно, что Yohji Yamamoto и Comme des garcons — это не просто
компании, но выстроенные идеологические системы, в которых могут
существовать только единомышленники. Понятно, что авторитет
учителя (сам Ямамото, Рэй Кавакубо) в данном случае
неоспорим и непререкаем.