Роман Мазуренко: Proxy
Роман Мазуренко: Proxy

Поездка в Орехаво-Зуево из центра Москвы заняла не больше двух часов.
О городе мы знали только то, что его главная достопримечательность —
Рамстор, и все дороги ведут к нему. Мы припарковались рядом и заш-
ли в магазин при заправочной станции «Бритиш Петролиум». Мерчен-
дайзинг и дизайн магазина напоминали английский SPAR. Помимо пол-
ного набора всякого сорта необходимостей, в заведении у стенки был
стеллаж с журналами и газетами.

Помню, как в 2002 году я выпытывал у своей шведской подруги «почему
в самых северных городах Швеции, где полярная ночь длится год, попу-
ляция населения не превышает тысячи, а до ближайшего магазина надо
ехать на санях и с горячим чаем в термосе, все молодые люди сохраня-
ют человеческий образ, разбираются в музыке, моде и не скатывают-
ся до уровня там же пасущихся быков и коров?». «У нас есть gas-stations», —
отвечала она с американским акцентом, адаптированным из бесконеч-
но пересматриваемых Симсонов.

А затем продолжала: «Там даже в пятистах километрах от Стокголь-
ма любой сын фермера может купить себе The Face и iD и дрочить у себя
на сеновале, рассматривая голые сиськи Кейт Мосс. А где Кэйт Мосс,
там и мода. Сразу возникает желание помыться и свалить ко всем чер-
тям из этой Лапландии в Лондон, где можно сделать из жизни празд-
ник». Так ли себя ощущает шестнадцатилетний орехово-зуевец, поку-
пая пончик и колу и рассматривая обложки московских Esquire, Vogue
и Афиши? Наверное, так хотелось бы думать редакторам этих журна-
лов.

А где Кэйт Мосс, там и мода.

Т. (1)